?

Log in

 

Сергей Юрский: лицедей-философ - Кино в Новосибирске

About Сергей Юрский: лицедей-философ

Previous Entry Сергей Юрский: лицедей-философ 27 июл, 2008 @ 14:36 Next Entry

62,32 КБ

Художник должен быть хотя бы на полголовы выше своего ремесла. Поэт, который не способен на большее, нежели создание поэтических текстов, никогда не напишет настоящих стихов. Дарования должно быть больше, чем вмещает сосуд искусства. Подлинное искусство на меньшее не согласно.

Сергей Юрский раздвигает границы всего, к чему он творчески причастен. Интерпретируя, он вносит в партитуру каждой своей роли не только новые акценты, но и новые инструменты. Скажете, нельзя вольничать с первоисточником? Сколько бы отдал каждый поэт, писатель, композитор, чтобы иметь возможность править свои рукописи после ухода! Смерть делает автора бессильным, ошибки — непоправимыми, неизменность — вынужденной. Юрский-интерпретатор поддерживает бессмертие автора: он дает ему шанс быть живым. Шанс почеркаться в своих черновиках и создать новую редакцию текста — уже в 20 или 21 веке!

О Юрском очень точно сказала однажды Ксения Ларина  xlarina: «он предсказуем наоборот. Парадоксальное чтение актера — я знала, что он поступит именно так — но это знание приходит уже после совершенного им поступка».

Резкая индивидуальность Юрского не выработанная, не культивируемая — она дана от рождения как часть миссии и отточена годами душевной работы (так было и с Пастернаком). Скульптурная неправильность крупных черт, внимательные светлые глаза. Взгляд, который не бывает безразличным. Такие выразительные нос, губы и подбородок, что любой шаржист просто махнул бы в досаде рукой: зовите уж фотографа. Он мыслитель и клоун. Цепкий наблюдатель-реалист и природный бесшабашный авангардист. Артист-артельщик и отшельник. Как это уживается? Алхимия, господа, просто алхимия.

Его голос — полный набор джазовых и симфонических духовых — деревянных и медных. Яростные благородные трубы, уютно-гнусавый фагот, лукавый английский рожок. «Немного вина, немного икры»…  Эти звуки и интонации остаются в памяти навсегда:

«Никто не скажет, будто я тиран и сумасброд, за то что к чаю я люблю хороший бутерброд. Вот!»

«Т-тарталья мертв, а я — король Д-д-дерамо».

«Ты мне не тычь! Сукин сын!»

«Я ее — Санюшка! А она меня — Митюнюшка! И что характерно: любили друг друга».

Попробуйте услышать это голосом другого! Получится только в одном случае: если не слышали его. Но и в прозе у Юрского — своя интонация, своя манера слышать и говорить:

имя-отчество: «Нина с чем-то».

Лозунги: «Голосуй, а то не проголосуешь».

«Да здравствует все, как было!»

Индивидуальность — исток личности, некая подсказка естества. Подсказка, но не сценарий. Индивидуальность — дело в какой-то мере наживное. Личность — подвиг и воздаяние сущности.

Юрский страстен даже в созерцании. Праведная страсть — в беседах, на сцене, в раздумьях. Мне кажется, ни один «проклятый» вопрос не остался для него в прошлом, получив когда-то окончательный ответ. И как бы он ни отвечал на эти вопросы на протяжении жизни, даже противореча себе, Юрский-мыслитель и Юрский-художник всегда предельно честен.

Так странно — оказаться в зоне прямого воздействия его голоса. Попасть в свое детство, вернуться в юность и чувствовать, что можно оживать и живя.

Надо слушать то, что он говорит. Надо смотреть на него и впитывать увиденное. Надо хранить все, что он делает. У нас есть шанс — и другого такого шанса не будет.


Заходите в kino_portret!
скажи
Top of Page Разработано LiveJournal.com